ВСП "Маріупольський фаховий коледж ДВНЗ "ПДТУ"

   Лето 1947 года выдалось знойным. Отгремела война. Город залечивал раны, возвращался к мирной жизни, отстраивался, восстанавливался. От здания металлургического техникума на улице Первого Мая остались одни стены: уходя, немцы сожгли город. После выпускных экзаменов ученики школ Мариуполя и из ближних сел принесли документы в техникум. Конкурса не было: были приняты все, кто успешно сдал вступительные экзамены по математике и русскому языку.
   Стране были нужны специалисты, ведь за долгие года кто погиб, кто вернулся израненным. Набрали группы сварщиков, литейщиков, прокатчиков.
   1 сентября 1947 года вчерашние абитуриенты выстроились во дворе техникума. Директор Волков Василий Васильевич сказал напутственное слово – и вот уже кураторы ведут своих студентов в аудитории. Аудитории – громко сказано. В сожжённом здании уцелели только стены, поэтому занятия проводили в подвале. Освещением служил дневной свет из окошек, расположенных вверху. Под ногами – гравий. Мокро, холодно. Столов не хватало, сидели по несколько человек за одним столом. Ручки были перьевые (чернильницы носили за собой в специально сшитых мешочках).
   Группа сварки насчитывала 35 человек:
   Наум Мерецкий
   Валентин Камынков
   Олег Ломакин
   Рогнеда Троцкая
   Рена Шевчук
   Коля Скрябин
   Витя Муратов
   Витя Кучеренко
   Вася Авдошин
   Борис Дзебик
   Нина Чапны
   Тася Велюханова
   Нила Беликова
   Валя Харахулах
   Валя Власкин
   Костя Тараман
   Черненко
   Сережа Ориничев
   Саша Бегун
   Аида Шапора
   Ира Иванова
   Люда Позе
   Борис Куркчи
   Володя Олейников
   Гриша  Антоньев
   Витя Мингулин
   Галя Лемпицкая
   Лена Шевченко
   Лиля Альшиц
   Виталий Бендрик
   Коля Чмырь
   Ваня Кабан
   Саша Паршин
   Андрей Ковалевский
   Коля Малич (староста)
   Все – переростки, т.к. их детство и учёбу перервала война. Фронтовиком был только Саша Бегун, да Нина Чапны вернулась из Германии, куда была угнана в 15 лет.
   

    Все знали, что такое оккупация, голод, расстрелы, вой сирен и рев самолетов. Голодно было и 1947 году. Все участники событий помнят, что очень хотелось есть, и что от порта до Слободки стоял запах тюльки – спасительницы.
   Слушая рассказы этих немолодых людей, я осознавала на сколько сильным было желание учиться. В годы послевоенного лихолетья, голода, разрухи – стремление к знаниям. С благодарностью вспоминали они преподавателей Лихонос Александра Александровича, Олега Петровича Расиневича, Брагину Федосью Ивановну. Очень строгая была преподаватель математики Выщипан Лидия Яковлевна. По вечерам она даже ходила в Городской Сад и смотрела, кто из девчат бегает на танцы. А назавтра «провинившиеся» - держись: обязательно спросит.
   Учились все хорошо, старались получить стипендию. На первом курсе это 185 рублей, на втором 210, на третьем 235, на четвертом это 290 руб. Десяток тюлек на нитке стоил 1 рубль, поэтому чтобы не голодать – старались тянуть на стипендию. После занятий – трудовой десант. Подносили рабочим стройматериалы, укатывали гравий. Физкультуру вначале преподавал фронтовик, а затем преподаватель Прима. Вместе с ребятами он создавал спортивную площадку: засыпали гравием, а затем катили тяжеленные катки, утрамбовывая беговые дорожки, футбольное поле.
   Актового зала еще не было, но каждую субботу в фойе техникума были танцы. Вадик Калмыков крутил пластинки – и кружились в вальсе, польке –бабочке, фокстроте. И было весело! Были молоды, полны надежд, веры, ведь такую войну пережили. Была и художественная самодеятельность. Удивительно чистым и звонким голосом обладала Лена Шевченко. Однажды ее с Мишей Раковым направили в Донецк на конкурс и преподаватели Киевской консерватории пригласили их вступить без экзаменов – Лена отказалась, а Миша уехал в Киев (позднее его голос будет звучать на Центральном радио).
   Вечерами «водили медведя» - прогуливаясь от базара (где ныне ДОСААФ) до немецкого кладбища (Драмтеатр). Там встречались, знакомились. Очень редко удавалось попасть в театр (бывший ДК «Азовсталь»). Были и спортивные соревнования. Здесь не было равных Коле Чмырю: 1 км он пробегал за 2,5 минуты!
   К концу учебы здание было восстановлено. И вот защита. Защита проходила в актовом зале при большом стечении народа, открыто. Было стыдно не знать, осрамиться, запутаться.
   После выпуска в Мариуполе остались только двое. Витя Кучеренко станет вторым секретарем Ильичевского райкома партии, а Витя Мингулин – главным инженером Ждановской кондитерской фабрики. Все остальные уехали в города Николаев, Калининград, где были судостроительные заводы.
   Я вглядываюсь в лица ребят на фотографии 60-летней давности. Все ребята – достойные выпускники металлургического техникума. Тася Велюханова, Ваня Кабан, Саша Бегун жили в Москве, работали в Министерстве морского флота. Витя Муратов – преподавал на кафедре «Сварочное производство» в ЖдМИ. Наум Мерецкий – в КБ судоремонтного завода – старший техник руководитель группы по сварке. Нина Чапны – участвовала в проектировании корабля – десантника в Приморском парке. И пусть не каждый из них достиг должностных высот и рангов – жили и трудились достойно.
   Прошли годы. Начиная с 30 летнего юбилея выпуска (1981 год) встречи – каждые 5 лет.
   Грустно об этом говорить, но остается в живых все меньше и меньше ребят. Осталось 6 человек. В этом году (2011г.) – юбилей: 60 лет выпуска.
   Автор благодарит Н.Г. Чапны, Л.М. Шевченко, Н.И. Чмыр за помощь в подготовке публикации.
 
 Зайцева О.В., преподаватель истории
 
предыдущая    Содержание    следующая